ТРЕЗУБЕЦ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На главную

 

Андрей ЛЕОНОВ

Трезубец: от Посейдона до Чингисхана

       История этого символа в античной традиции прочно связана с морским богом Посейдоном.  

               

Илл. Морской бог Посейдон

        Вполне естественно, что атрибутом морского Бога стал именно трезубец, поскольку первоначальное предназначение этого предмета легко увязывается с таким насущным орудием морского промысла как острога – копье с зубцами для морской охоты. Соответственно, логичнее всего отнести происхождение этого атрибута к обитателям цивилизации где–то в водных просторах. (В том числе, можно предполагать и регионы с обширными разливами, как, например, трансгрессии Каспия). Впоследствии, когда народы расселялись в местностях, не связанных с морем (или большой водой), трезубец стал ассоциироваться с Богами, управляющими другой водной стихией – ливнями, и связанными стихиями грозы, пламени, бури. Это подтверждается, например, образом древнего ведийского божества Апам Напаты. Его имя означает «сын вод», он окружён водами, набирается сил в них, связан с реками. И, вместе с тем, имя Апам Напаты часто выступает как эпитет бога огня Агни (являющегося держателем трезубца), с которым Апам Напат иногда отождествляется или смешивается [1].

       Присутствие символа трезубца отмечается во многих древних культурах:

       У древних шумеров обладательницей трезубца являлась богиня Инанна – центральное женское божество в шумерской мифологии и религии.

Илл. Шумерская богиня Инанна - повелительница Аратты

       Еще одним обладателем легендарного атрибута трезубца в шумеро–аккадской мифологии выступает Ишкур (Адад) – бог грома, бури и ветра, сын бога неба Ану. Также ему были подвластны и водные стихии, такие как наводнения и плодородные дожди. Один из эпитетов этого бога – «Господин плотины небес» [2]. В случае шумерской мифологии мы сталкиваемся уже с трансформацией символа – изначальная символика воды еще сохраняется, но относится уже к дождевой стихии (и сопутствующей ей стихии грозы). Эта трансформация, очевидно, связана с переселением предков месопотамских шумеров из некоего «водного» региона в континентальный – что постепенно привело к переосмыслению исходной символики трезубца и ее адаптации к новым местам обитания. Интересно также, что помимо трезубца, эмблемой Адада служил также и двузубец (подобный дуализм мы встретим и в дальнейшем).

       На изображениях хеттского бога Тешуба его атрибутом также выступает трезубец. (Аналогами Адада и Тешуба в других древневосточных культурах являются Тару/Тархун, Баал-Хаддад, Рамман)

              

Илл. Бог грозы Адад / Тешуб

       Трезубец является также эмблемой и древней Минойской цивилизации (его изображения обнаружены в Кноссе и Фесте). Это совершенно логично для морской державы, с древних времен господствовавшей на Средиземном море и обязанной своим могуществом и процветанием морской торговле.

       Широкое распространие символика трезубца получила в древней Индии. Одним из главных Богов ведического пантеона являлся бог мировых вод Варуна. Культ этого Бога зародился еще в глубокой древности и был принесен на территорию Индии ведическими племенами. Долгое время Варуна занимал ведущее значение в индийском пантеоне, но, постепенно, под влиянием его образа, у скотоводческх племен Индии сформировался образ владеющего трезубцем Шивы (и этот трезубец, называемый тришула, даже изображается в виде отметки на лбах его последователей). Также трезубец стал и атрибутом богини–воительницы Дурги – супруги Шивы, ставшей олицетворением созидательных и разрушительных сил природы. Трезубцем вооружен и древнеиндийский бог огня Агни (это уже дальнейшая трансформация символа, которая, очевидно, приняла эстафету от символики ливней и грозы) [3-6].

       У буддистов трезубец уже имеет отвлеченное от природных стихий значение и воплощается как Триратна («Три Драгоценности» Будды). Этот знак встречается в мистике тантрической йоги. Буддисты утверждают, что это монограмма Будды или символ закона (дхармы) [7].

       

Илл. Трезубец (Тришула) в Индии

        Одним из примечательных обладателей знака–трезубца является древнее Боспорское царство в Северном Причерноморье. Боспорские цари использовали в качестве знака царской собственности изображение трезубца еще в III веке до н.э. Выбор этого символа в качестве царского знака мотивировался происхождением царей Боспора от Посейдона (по линии мифического героя Евмолпа, сына Посейдона). Первым обладателем знака трезубца в Боспорском царстве (в виде клейма на черепице) был царь Спарток III. Позднее этот знак встречается на монетах и памятных каменных плитах Боспорского царства как символ законной династии царей [8-10].

       

Илл. Трезубцы на монетах Боспорского царства

       В Боспорском царстве наблюдается трансформация предметного знака трезубца в стилизованный символ, уже отвлеченный от его исходного смыслового содержания, а имеющий значение символа родовой принадлежности, своеобразного родового знака аристократии. Наиболее подходящим для характеристики такого назначения символа является древнетюркское понятие «тамга».

       Из истории известно, что на протяжении многих веков в ходу у кочевников Евразии были особые знаки – тамги, аналогом которых могли бы служить современные визитные карточки. Это разнообразные по форме знаки, которые передавались из поколения в поколение. Знак–тамга являлся символом рода, своеобразным тотемом, и наделялся священным смыслом. В некоторых случаях выступает как символ государственной власти, военная эмблема, верительная грамота в международных отношениях. В поздние времена стало наблюдаться «расщепление» основной тамги на ряд дочерних символов. Как правило, потомок определённого рода заимствовал тамгу своего предка и немного видоизменял её по форме или добавлял к основному знаку какой–либо дополнительный элемент (например, к настоящему времени выявлено около 200 разновидностей знака трезубца, существовоавших в древней Руси). Таким образом, когда первобытный род разделялся на общины и семьи, то родовые эмблемы превращались в семейные, а позже в личные. Но все это внутриродовое разнообразие символов основывалось на исходном знаке, который являлся базисом. И эта исходная базовая тамга служила родовым знаком, отличавшим данный род от других, и свидетельствовала о том, что носители этого знака имели общее происхождение. Некоторые исследователи считают, что изначально тамга отображала не только родовой этнический смысл, но и смысл географический, то есть носители одной тамги являлись земляками, имеющими общую родину.

       Именно таким тамгаобразным знаком и становится трезубец в Боспорском царстве (возможно, под влиянием сарматов).

Илл. Базовая тамга-трезубец в Боспорском царстве

       Этот знак известен в Танаисе в середине II – середине III в. н.э. Он же вырезан на мраморном пьедестале из Херсонеса. Изображения «триденсов» преобладают в скоплении тамгообразных знаков на плите перекрытия из Львиного кургана. Разновидность этой тамги-Трезубца встречается как в середине I – середине II в. н.э. на Кубани так и в середине II – середине III в. н.э. на территории Западного и Центрального Крыма]. При этом следует отметить любопытный факт, что этот знак-тамга встречается уже в VIII вв. до н.э. на кирпичах в Хорезме [11].

       В начале сарматского периода истории Боспора произошло соединение боспорской и сарматской традиций в образовании тамгообразных родовых знаков («гербов») боспорских царей. Нижняя (династическая) часть своим происхождением обязана изображению трезубца — одного из древних символов боспорских династий, а верхние (именные) части этих гербов коренятся в именных сарматских эмблемах, занесенных на территорию Боспора сарматами [12].

       Одними из носителей знака трезубца являлись династические представители варяжского рода Рюриковичей. Первоначально, как утверждают исследователи, княжеским знаком Рюрика, Игоря и Святослава был двузубец, но по линии Владимира это был уже трезубец (о симбиозе символики двузубца и трезубца мы уже упоминали выше, применительно к древней шумерской цивилизации. Такое же сочетание символики двузубца и трезубца наблюдается и в боспорской традиции; при этом, что любопытно, в изображениях обеих групп главной схемой служит двузубец).

Илл. Трезубец на сребреннике Владимира Святославича

       Далее по династической лестнице у каждого из представителей княжеской династии Рюриковичей этот знак немного видоизменялся (добавлялись линии, крестики, кружочки, изгибы), но в основе все равно сохранялось стилизованное изображение трезубца (реже двузубца).
       Знаки и медальоны с трезубцем на территории древней Руси известны историкам давно. В частности, знак трезуба найден на кирпиче Десятинной церкви в Киеве (986 – 996), на плитках Успенской церкви во Владимире Волынском (1160), на кирпиче и камнях других церквей, замков, дворцов, на посуде, оружии, перстнях, медальонах, рукописях. Знаки, напоминающие трезубец и ухват, постоянно находили на самых различных предметах Киевской Руси. Их встречали на черепице, на древнейших русских монетах и печатях, которыми скрепляли государственные документы, на поясах дружинников, их оружии и различных украшениях. (Поначалу историки, в частности академик Б. Рыбаков, считали, что это были просто знаки служебного отличия и выдавались великим князем своим наместникам вассалам – сборщикам налогов. Или служили знаком собственности, например, как клеймо у ремесленников, принадлежащих князю, или княжеские знаки на бляшках поясов. Но впоследствии, когда была найдена женская трапециевидная подвеска из бронзы с изображением знаков в форме трезубца на обеих сторонах, знак стали признавать скорее родовым символом, нежели утилитарным клеймом или знаком отличия княжеских подданных) [13,14].

Илл. Подвеска со стилизованным трезубцем

       Таким образом, на Руси в X–XIII вв. имели заметное распространение «знаки Рюриковичей» – тамгообразные эмблемы в виде дву- или трезубца. Изначальный символ двузубца, который использовал еще великий князь-воин Святослав Игоревич, трансформировавшись в «трезубец» Владимира, стал отличительным знаком Рюриковичей, а впоследствии – гербом Украины.

Илл. Примеры «знаков Рюриковичей» (из В.С. Драчук «Дорогами тысячелетий»)

       Вопрос происхождения и сущностного значения «загадочного знака» Рюриковичей привлекал многих исследователей, среди которых можно отметить Н.М.Карамзина, И.И.Толстого, А.А.Куника, А.В.Орешникова, А.В.Арциховского, М.А.Таубе, Б.А.Рыбакова, В.Л.Янина, Н.П.Лихачева, А.А.Ильина и многих других. Обзор различных мнений по этому вопросу имеется в книге Н.А.Соболевой [15].

       Профессор М.Таубе, например, считал форму трезубца «одной из древнейших, широко распространенных в Европе и Азии эмблем власти» и отмечал, что разгадка «знака Рюриковичей» может иметь значение не только для нумизматики и археологии, но и способствовать решению общеисторических проблем, относящихся к раннему периоду существования Древнерусского государства. Таубе придерживался мнения, что «знак Рюриковичей» является стилизованным изображением морского трезубца. Вопрос происхождения «знака Владимирова дома» он считал разрешимым посредством «отыскания той художественной среды, в которой был в ходу или мог возникнуть подобный орнамент». Такую художественную среду Таубе обнаружил в Скандинавии на «рунических камнях средневековой Швеции» (вместе с тем, автор признавал, что «знак Рюриковичей» все-таки отличается от скандинавских рун) [16,17]. К норманской среде относил появление «знака Рюриковичей» и А.А.Куник: «Я теперь более, чем в 1861 году, склонен думать, что фигура может быть норманнского происхождения» [18]. А вот И.И.Толстой предложил искать аналогии на Востоке: «Вероятнее всего, разрешение загадки придется искать в области восточного орнамента...» [19]. К Востоку обращается и Н.П.Лихачев: «Может быть задан еще вопрос, на который мы не решимся ответить ни в положительном, ни в отрицательном смысле. Вопрос этот – не происходит ли так называемое «знамя Рюриковичей» (а вместе с ним и однотипные знаки на печатях) с Востока; он уместен, потому что по начертаниям своим знак Рюриковичей однотипен с некоторыми, например, тамгами Золотой Орды, а в основе своей, представляющей как бы вилы о двух зубьях, совершенно схож с поздней золотоордынской тамгой XV в.» [20]. Известный нумизмат А.А.Ильин также предполагет влияние Востока: «Использование «загадочного знака» на монетах древнерусских князей – явление того же порядка, и это указывает на влияние сасанидских монет» [21]. Академик Б.А.Рыбаков посчитал вопрос происхождения знака не выясненным: «происхождение начертаний этих знаков до сих пор не выяснено, несмотря на большое количество предложенных решений» [14].

       К настоящему времени накоплен достаточно обширный материал о родовых знаках разных народов и выявлены сходные знаки–тамги, похожие на трезубец и двузубец Рюриковичей, на разных территориях: в Монголии, Южной Сибири, Поволжье, на Северном Кавказе, в Днепровско-Донском регионе и в современной Болгарии [15]. Это позволяет значительно расширить базу сопоставления родовых знаков Рюриковичей по разным направлениям.

       Традиция применения символа трезубца в древнерусском государстве очень походит на рассмотренную выше традицию Боспорского царства (и близка ей территориально). С исторической точки зрения Боспорское царство на Керченском проливе было предшественником русского владычества в Тмутаракани в XXI столетии н.э. (Тмутараканское княжество). Б.А.Рыбаков, например, отметил близость как по форме, так и по существу знаков Приднепровья и боспорских царских знаков. Он охарактеризовал этот феномен как «два параллельные по смыслу явления, разделенные семью столетиями» и отмечает: «Генетической связи, за отсутствием промежуточных элементов, наметить нельзя, а семантическая налицо. И там и здесь эти знаки являются принадлежностью правящего рода, династии, и там и здесь они видоизменяются, сохраняя общую схему, и там и здесь они существуют с фонемным письмом на правах сохранившегося пережитка более ранних форм письменности» [14].

       Знаки древнерусских князей, как и царские «гербы» Боспора, развивались наследственно, несколько видоизменяя форму от правителя к правителю (добавлением или убавлением небольших отростков, завитков к основе знака снизу, по бокам или внутри). Общей оставалась только основа — изображение двузубца или трезубца. В обеих традициях эти «гербы» являлись именным знаком правителей и знаками собственности. Разница между традициями заключается в том, что несколько расходится начертание двузубых изображений — раннесредневековые имеют длинный стержень, а XXII вв. — короткий, в виде небольшого отростка внизу. Касательно этого расхождения можно признать резонным мнение [12], что «разница в значительной степени объясняется развитием гербов, и их разнообразным употреблением в повседневной жизни. На территории будущего древнерусского государства среди гербообразных изображений на изделиях раннего средневековья найдены полные аналогии гербам древнерусских князей. Например, герб Ярослава Мудрого на поясных бляшках, найденных в Приладожье и в окрестностях Суздаля, почти полностью аналогичен изображению на поясном наборе из Перещепинского клада Полтавской области. Поясной наконечник датируется концом VII — началом VIII в. н. э., был изготовлен, вероятно, в Северном Причерноморье. Изображения в обоих случаях напоминают тот же трезубец. Правда, учеными еще не найдены предметы с гербовыми изображениями, по времени непосредственно предшествующими древнерусскому государству. Однако, когда они будут найдены и изучены, мы получим недостающую часть картины, которая, возможно, покажет, как происходил процесс трансформации гербообразных изображений VI–VII вв. н. э., впервые встреченных на территории древнерусского государства и своими корнями уходящих в среду гербообразных изображений северопонтийской периферии античного мира». Вместе с тем, Б.А.Рыбаков осторожно заметил, что выводить систему знаков ХXII вв. из этих тамг VIVII вв. «хотя и соблазнительно, но пока неосновательно» [14].

       Еще одними обладателями отличительнго знака в виде трезубца были Чингизиды. Трезубец был личным родовым знаком (тамгой) Чингисхана и этот знак венчал собой священное знамя–сульдэ – штандарт Чингисхана (трезубец над девятью свисающими пучками из хвостовых волос яков). Этот знак трезубца венчает и стелу, установленную на месте рождения Чингисхана [22].

Илл. Монгольское знамя-сульдэ с трезубцем

       В дальнейшем родовой знак перешел от Чингисхана к его потомкам по линии его старшего сына хана Джучи и чеканился на монетах хана Батыя. По наследственной линии чингизидов Казахстана тамга–трезубец передалась казахским родам сергели, жалаир, басаналы, тарапты, тама и табын.      

       Среди монгольских родовых знаков тамга-трезубец выделяется особо. Этот знак обозначает «трон, место правителя, алтарь». В письменных текстах, где фигурирует эта тамга, отмечается, что речь идет о «ханах на троне, правителях, которые занимают престол». Она связана с привилегиями господствующих семей. Графически словесному выражению, включающему обозначение данной тамги, соответствует трезубец в разных вариантах [15]. Как показывает анализ тамгообразных знаков на золотоордынской керамике, у татаро-монголов, как и у некоторых других народов Евразии, двузубец и трезубец являлись тамгами царствующего рода. В том числе, ногайский трезубец, который назывался ханской тамгой. Почти идентичной по рисунку является султанская тамга у казахов Малого Жуза и у башкир. Султанской или дворянской тамгой называли трезубец киргизы северо-западной Монголии [23].        

        Также родовые тамги в виде трезубца сохранялись и у других родов и племен Евразии. Носителями этого знака являлась также тюркская династия Ильдегизидов в Азербайджане (имеющая кипчакское происхождение), которая изображала на своих монетах трезубец и двузубец. Это и мамлюки Египта, во главе с султаном Бейбарсом, выходцем из рода Бурджоглы (Бурчевичей), когда-то главенствующего в прикаспийских степях. Символика двузубцев и трезубцев прослеживаются в Волжской и Дунайской Болгарии (например, на керамике Биляра – крупнейшего поселения в Волжской Булгарии).

        Чрезвычайно важными для проблематики происхождения древнерусских символов являются исследования тамгообразных знаков в Хазарском каганате, близком соседе приднепровских славян. Вместе с тем, эти знаки, обнаруженные на саркельских кирпичах, аналогичны знакам, начертанным на камнях и кирпичах крепости Плиски – средневековой столицы дунайских болгар [24]. Как и повсюду у других народов знаки в виде двузубца и трезубца (имеющие самое широкое распространение на различных предметах салтово-маяцкой культуры) «являются характерным признаком знаковой системы Хазарии» [25]. Особо подчеркивается изначальная сакральная семантика двузубцев и трезубцев и генетическое единство этих двух хазарских знаков. В значительной степени на данный вывод повлияла «коллекция» Хумаринского городища на Кубани (форпоста Хазарского каганата), состоящая почти сплошь из двузубцев и трезубцев, смысловая однородность которых, несомненна [25].

Илл. Тамгаобразные знаки (по Х.Х.Биджиеву) Хумаринского городища на Кубани (форпоста Хазарского каганата) [15]

       В доарабское время трезубцы появлялись на керамике в различных районах Средней Азии. Например, трезубец с расходящимися в стороны зубцами, встречается в горном Таджикистане. Трезубцы, напоминающие тамги Северной Монголии венчают знаки на тюргешских монетах. И на монетах же появляется и усложненный тип трезубцев, так называемый чачский знак. В Приаралье тамга в виде трезубца с перекладиной в нижней части встречается на монетах удельного правителя Кердера-Хусрава (начало VIII в. н.э.) – самостоятельного средневекового государства, расположенного в восточной части дельты Амударьи (в дальнейшем эта традиция прерывается). Знаки наподобие трезубцев (скорее напоминающие букву «Ш» в разных положениях), встречаются среди родовых знаков, приводимых Рашид-ад-Дином, Махмудом Кашгарским, Абу-л-Гази, а также на средневековых надгробиях. Не так давно, в Узбекистане (в Заамине) на найденном при раскопках поливном блюде был обнаружен тамгообразный знак трезубца с отростком в нижней части, который по времени и степени усложненности рисунка считают связующим звеном между тамгами раннего и позднего средневековья. Специалисты предполагают, что появление этой тамги связано, скорее всего, с притоком в XII в. в города нового монголизированного населения с территории Алтая, Казахстана или Южной Сибири, имеющего устойчивые кочевнические традиции [26].

Илл. Знак трезубца на поливном блюде из Заамина (Узбекистан)

Илл. Трезубец в символике сибирских кетов.

       Широко представлена традиция трезубца и в средневековой Европе.

       В частности, символика трезубца в виде атрибутики и знаков на монетах засвидетельствована у франкских, англосаксонских, чешских королей.

              

Илл. Знак трезубца на шапке Сигиберта I (1) и посохе Дагоберта I (2) - франкских королей из династии Меровингов. Жезл в виде трезубца (аналог геральдической лилии франков) принца Уэльского Эдуарда Вудстока (3)

      

Илл. Знаки трезубца на монетах Меровингов (с нумизматического сайта www.cgb.fr). У знака (3) имеется определенное сходство с Тарак -тамгой рода Гиреев (см. ниже) и знаками Боспорского царства.

        Знак трезубца встречается и у древних пруссов. Например, на мемориальных камнях в культовых комплексах урочищ: Дубки, Клинцовка 1, Ирзекапинис [27].

       Определенное сходство со знаками трезубцев имеют синхронные им и более поздние геральдические знаки Польши и Литвы, в основе которых также часто лежит символика двузубца либо трезубца. По форме большинство из них напоминает как знаки Рюриковичей, так и другие «трезубые» знаки.

Илл. Знак литовского князя Гедемина

       В частности, трезубец является гербом замка Трокай в Литве. Здесь родился основатель династии и первый правитель независимого Крымского государства Хаджи Гирей. Тарак-тамга (так называется родовой знак династии Гиреев) очень близка по начертанию знакам боспорских царей.

Илл. Тарак-тамга ханского рода Гиреев

      Встречаем мы эту символику и у скандинавов. Например, на иллюстрации из исландского манускрипта 18-го века изображение легендарного скандинавского Одина обильно сочетается с символикой трезубцев. В том числе, в руке у него специфическое оружие в виде двойного трезубца.

Илл. Изображение Одина с трезубцами

       Предтечей этого божественного орудия Одина являются двойные молнийные трезубцы, которые можно увидеть на изображениях древних Богов.

              

Илл. Двойные «перуны» в руках хеттского Бога (1), Зевса (2), вавилонского Мардука (3).

 

       

Илл. Двойные трезубцы на гербе архипелага Хииттинен (Юго-Западная Финляндия) и знак в г. Муршидабад (Индия)

       Особенно широко, под влиянием религии Индии и индийской культуры, распространен этот важный сакральный символ в Азии. Он носит наименование Ваджра (санскр. vajra, «алмаз», «молния»). Ваджра, представляет собой специфический двойной пучок стрел – именно в таком виде предстает этот атрибут в раннеиндуистских изображениях. Ваджра также сопоставляется и с двойным трезубцем: «Ваджра – в индуизме и буддизме алмазный скипетр, образованный двумя трезубцами творца грома и молний Шивы» [28]. В буддизме этот символ стилизован в короткий металлический жезл посредством загибания и соединения молнийных концов.

                     

Илл. Ваджра

       Ваджра, аналогично «перунам» указанных выше древних Богов, является мифологическим ритуальным орудием в буддизме, джайнизме и индуизме.    

       В христианстве символика трезубца представлена двояко: с одной стороны, это сатанинское оружие, а с другой – символ божественной Троицы.

              

Илл. Трезубец в христианстве: граффити, Болгария XI век (1); крест в соборе святого Павла в Лондоне (2); скульптура Мадонна с Иисусом, Ватикан (3)

 

Трезубец и символизм гор

       Помимо того, что трезубец в представлениях древних является атрибутом грозовой стихии, он также, зачастую, связан с символикой гор.

       Например, есть легенда, что Посейдон, спасая маленькую девочку от преследующего ее сатира, так сильно метнул в него свой трезубец, что его зубцы, пронзив тело сатира, впились в скалу и оттуда заструился чистый родник. Позже на этом месте был построен храм.
       В китайском и японском письме понятие «гора» изображается знаком, похожим на трезубец. Также и в клинописи древней Месопотамии знак, обозначающий гору, представлял собой три треугольника (а позднее три клина), что также напоминает трезубец.

       Исходя из сопоставления горы и трезубца можно предположить, что у древних обладателей символа трезубца существовала и культовая гора, которая очертаниями напоминает этот знак. И эта традиция почитания трехглавой горы протянулась вплоть до настоящего времени. В качестве примера можно привести гору Триглав (Triglav) в Словении, которая является национальным символом этой страны и изображёна на гербе и флаге Словении. Еще один примертрехглавая гора Белуха, венчающая Катунский хребет. Ее символическое изображение украшает герб республики Алтай (причем внизу герба присутствует тамга трезубец боспорского типа). Ну и, конечно, всем известные три пика пирамид на плато Гиза в Египте. Кто знает, может быть древние строители, возводившие этот комплекс пирамид, тоже имели ввиду символ горы-трезубца.

        

Илл. Трехглавая гора как символ Словении (1), республики Алтай (2), плато Гиза в Египте (3)


       Представляет интерес и трехглавая гора в Адыгее, которая так и называетсяТрезубец. Это три симметричные огромные скалы, венчающие хребет Ду-Ду-Гуш, который является одним из самых удивительных и красивых мест Адыгеи. При выезде из ущелья между Хаджохом и Даховской скальные обрывы внезапно расступаются, и взору открывается широкая солнечная долина, по которой извилистой лентой петляет река Белая. Мощная скальная гряда, напоминающая трезубец, перекрыла широкую долину реки Белой, устремив ввысь остроконечные обнаженные гранитные пики.
       С этой горой связана устойчивая легенда [29], повествующая о древних временах, когда еще горы Адыгеи омывал океан Тетис. В ту пору вышел на берег Царь Морской и был очарован красотой, величием и богатством этих мест. И воткнул он в берег свой трезубец как знак уникальности этого места.

Илл. Гора Трезубец в Адыгее

        Это местность, где в изобилии представлены мегалитические памятники древности – дольмены. Особо в долине реки Белой выделяется один дольмен у подножия горы Монах. Уникальность этого дольмена состоит в том, что, из более чем тысячи дольменов известных на территории Адыгеи, этот – единственный мегалит корытообразного (выдолбленный из монолита) а не плиточного типа. И именно на этом дольмене, под северной стеной, обнаружена плита-стела с выдолбленным знаком в виде трезубца [30].        

       Таким образом, символика трезубца имеет древнюю историю, и, не исключено, что многие локальные родовые традиции связаны в единый многовековой исторический узел, с поэтапным развитием этого символа от предметного образа до отвлеченного атрибута и родовых знаков.

 

Литература:

1. Ригведа. Мандалы I—IV / Подг. изд. Т. Я. Елизаренкова. — М.: Наука, 1999. — С. 278.

2. Афанасьева В. К. Адад. Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. / Гл. ред. С. А. Токарев. — М.: «Сов. Энциклопедия», 1991

3.Топоров В. Н.Варуна. Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. / Гл. ред. С. А. Токарев. — М.: «Сов. Энциклопедия», 1991

4. Елизаренкова Т. Я., Ещё раз о ведийском боге Варуне, в кн.: Труды по востоковедению, 1, Тарту, 1968

5. Гринцер П. А. Шива. Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. / Гл. ред. С. А. Токарев. — М.: «Сов. Энциклопедия», 1991

6. Бонгард-Левин Г. М., Герасимов А. В., Мудрецы и философы древней Индии, М., 1975

7. Википедия. статья Триратна. сайт ru.wikipedia.org

8. Драчук В.С. Шаг в неведомое. Серия Археологические памятники Крыма. Симферополь, 1971

9.Казаманова Л.Н. Введение в античную нумизматику М.: Издательство МГУ, 1969

10. Горончаровский В.А. Военно-политическая история Боспорского царства во второй половине I - середине III в. н.э.: от прочного союза с Римом до Готских войн. Исследования и публикации по истории античного мира. Выпуск 4. Санкт-Петербург, 2005

11. Кучеревская Н.Л., Федосеев Н.Ф. Некоторые проблемные вопросы в изучении тамг Боспорского царства // Боспорский феномен. Население, языки, контакты. Материалы международной конференции. СПб., 2011. С. 148- 154.

12. Драчук В.С. Рассказывает геральдика - М.: Наука, 1977

13. Молчанов А.А. Об атрибуции лично-родовых знаков князей Рюриковичей Х-ХШ вв. // ВИД, XVI, Л., 1985,

14. Рыбаков Б. А. Знаки собственности в княжеском хозяйстве Киевской Руси Х-ХII вв. - М., С.А.У., 1940.

15. Соболева Н.А. Очерки истории российской символики: От тамги до символов государственного суверенитета. – М.: Языки славянских культур; Знак, 2006.

16. Таубе М. А. Загадочный родовой знак семьи Владимира Святого // Сборник, посвященный проф. П. Н. Милюкову. Прага, С. 117–132;

17. Таубе М. А. Родовой знак семьи Владимира Святого в его историческом развитии и государственном значении для древней Руси // Владимирский сборник в память 950-летия крещения Руси (988-1938). Белград, С. 89–112.

18. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты великого княжества Киевского. СПб., 1882.

19. Русские древности в памятниках искусства. Вып. I V. С. 172.

20. Лихачев Н. П. Указ. соч. С. 266.

21. Ильин А. А. Топография кладов древних русских монет Х-XI в. и монет удельного периода. Л., С. 6.

22. Кайрат Закирьянов Тюркская сага Чингисхана. Сокровенное сказание казахов [Текст]: Документальное исследование.- Алматы, 2008

23. Полубояринова М. Д. Знаки на золотоордынской керамике // Средневековые древности евразийских степей. М., С. 165–212

24. Артамонов М. И. История хазар. СПб., С. 308.

25. Флерова В. Е. Граффити Хазарии.

26. Грицина А. Средневековый сосуд с тамгой из Заамина (с сайта www.sanat.orexca.com)

27. Смирнова М.Е. Культовые камни раннесредневековых пруссов. Гiстарычна-археалагiчры зборнiк №16. C.98-110.

28. Словарь символов, 2000.

29. Легенды Адыгеи. Трезубец.статья с сайта http://youmaykop.ru/

30. Спасовский Ю.Дольмены Адыгеи статья с сайта http://kgpbz.ru/

 

Copyright © Леонов А.А. 2010 - 2012.

На главную